В России началась драка за место преемника Путина

Есть ли логика у дряхлеющего российского режима.

Многие сейчас пытаются понять «силовую логику» режима. Геннадий Гудков (например) пишет об абсурдности ставки на беспредел, который не способен подавить раздражение людей, а может его только спровоцировать, пишет российский журналист Александр Хоц.

«Любой силовик знает, что избыточное применение силы всегда рождает противодействие». Тем более, в канун возвращения молодёжи в город к сентябрю, в условиях нарастающего системного кризиса в годы «транзита власти».

Зачем наобум хватать студентов с журналистами, провоцируя резонанс социальных групп? А ночные обыски? А «уголовка» — блогеру со 100 тыс. подписчиков за «жесты направо»? Чрезмерность насилия кажется глупостью.

Иррациональность беспредела (заказанного «сверху») ставит общество в тупик. Кто-то готов объяснять его паникой и страхом кремля. Кто-то — «отлётом кукушки» у стареющей власти.

Но есть подходящая версия, способная внести ясность.

После провала попыток Собянина «завернуть» оппозицию с помощью бюрократии, — в дело вступил федеральный центр, перешедший от обмана к подавлению. Но «силовики», потеснившие «сислибов» и получившие карт-бланш на возвращение стабильности, намеренно пытаются вызвать силовой ответ оппозиции, чтобы закрепить своё место у «главного тела».

Это и есть — силовая провокация с целью занять командные высоты.

Если вслед за «жестами направо» и стаканчиками в полицию пролетят камни и бутылки, — незаменимость «силового блока» идеально подтвердится.

Борьба за «высоты» связана с началом реальной драки кланов за место преемника. Силовики, желающие выдвинуть на выгодные позиции своего кандидата (условного охранника Дюмина — вместо условного Кудрина) заинтересованы в имитации «массовых беспорядков».

Арестованный студент Егор Жуков в последнем видео справедливо связал атаку «силовиков» с разгромом «сислибов». Но это ещё и начало предвыборной гонки.

На фоне беспредела Путин обретает статус «хромой утки», взятой в плен силовым окружением. Стареющий диктатор обречён опираться на победителя внутренней вендетты, поскольку не способен сохранить прежний баланс между «экономической элитой» и «опричной» стражей.

Баланс этот многие годы был залогом экономической устойчивости режима. Но по мере утраты его эффективности, ставка неизбежно сделана на силу. Что означает выход на последнюю дистанцию перед системным развалом.

Видимо, ближайшие годы пройдут в постоянном «раскачивании лодки» — между ростом протестов и ростом репрессий. Пока кремлёвские «борта» не зачерпнут слишком много воды. И тогда — конец «галерам».

Какова стратегия протеста в условиях доминирования «силовиков» (практически хунты)?

В худшем случае можно ждать ползучей «чеченизации» режима, — когда исчезают люди, десятки тысяч человек бегут за границу, когда разгромлены все центры сопротивления типа ФБК, (ну а пытки и ночные обыски — уже реальность). Логика движения к хунте — наиболее вероятна.

Даже если общество окажет отчаянное сопротивление, — именно на хунту (как модель) будет сделана главная ставка. Все её черты уже присутствуют в реальности.

Видимо, это наиболее вероятный сценарий, потому что у проблемного режима остались только силовые рычаги выживания. (Ни эффективности, ни инвестиций, ни «оттепелей», ни влиятельных «сислибов» — не предвидится).

Впрочем, оптимизм заключается в том, что «силовой сценарий» выживания — прямой и кратчайший путь к коллапсу системы.

У хунтизации «путинизма» есть естественные пределы.

Так что, стоит быть готовым к тому, что рано или поздно «мирный протест» (как известный вечер) перестанет быть «томным».

Но с первой же пролитой кровью никакие «соглашения» с режимом станут невозможны. Впрочем, они и сейчас — фантастика..

Хунтизация дряхлеющей власти и её крах, — «советская» модель имперского распада, знакомая людям моего поколения. У молодых есть шанс повторить наш опыт.


Источник: “http://expert.in.ua/novosti/0/466-v-rossii-nachalas-realnaya-draka-za-mesto-preemnika/”

Редакция

Email: [email protected]

«Новый Регион 2.0» создан для активных пользователей сети Интернет: журналистов, блогеров, политологов, аналитиков, политтехнологов, действующих политиков и бизнесменов, «сетевых хомячков» и «пингвинов» – людей, которые принимают решения.